Open post

Несостоявшиеся предки славян

Война едва закончилась, а уже летом 1945 года в Симферополь приехали археологи. Экспедиция во главе с Павлом Николаевичем Шульцем начала работы в столице Крымской Скифии, предполагаемом Неаполе. Раскопки города дали очень интересные материалы, но чем же была вызвана такая спешка?

Ответ на этот вопрос может показаться неожиданным, хотя и лежит на поверхности. Во-первых, скифы долго считались наиболее вероятными предками славян (помните стихотворение Александра Блока?), и поэтому их государство в Крыму, то есть самый поздний этап развития культуры, должно было стать мостом, который связал бы два народа.

Во-вторых, такая спешка могла быть связана с немецкими притязаниями на Крым. Нацистское руководство собиралось переименовать его в Готланд – по некоторым сведениям, готы (германский народ) жили на полуострове вплоть до XVI века. А в июле 1942 года (то есть за три года до экспедиции П.Н. Шульца) в Крыму работали немецкие археологи под руководством Людольфа-Германа фон Альвенслебена. Они изучили Мангуп и решили, что он, как и другие горные крепости, были построены готами.

Готы появились в Крыму только в III веке нашей эры, а скифы «классические» – в VII или VI веках до н.э. Так что доказать теорию о скифских «прародителях» славян означало утвердить моральное право России на Крым (до 1954 г. полуостров был частью РСФСР).

По иронии судьбы доказывать «скифскую версию» пришлось пленным немцам. Именно они стали основной рабочей силой на раскопках в Симферополе. Руководила ими в том числе Элла Исааковна Соломоник. Начальник-женщина с такой фамилией была для нацистов дополнительным испытанием. Как, впрочем, и они для неё.

Раскопки предполагаемого Неаполя дали потрясающие результаты. Удалось найти богатый мавзолей скифских царей, открыть их дворцы, участки крепостных стен, склепы с росписями. Но доказать скифское происхождение славян не получилось. Где-то в III или IV веках н.э. поздние скифы растворились в других народах, пришедших в Крым. Славянам они ничего не передали.

Сложно оказалось и с преемственностью между скифами «классическими» и «поздними». Но это уже другая история.

Open post

Поздние скифы ушли из степей раньше, чем считалось

Великая Отечественная война едва закончилась, а уже летом 1945 года в Симферополь приехали археологи. Экспедиция во главе с Павлом Николаевичем Шульцем начала работы в столице Крымской Скифии, предполагаемом Неаполе. Раскопки дали потрясающие результаты! Удалось найти богатый царский мавзолей, открыть скифские дворцы, участки крепостных стен, склепы с росписями (возможно, жреческими). Но сами поздние скифы, тем не менее, стали ещё загадочнее.

Выяснилось, что они появились в Крыму только в III веке до н.э., а их предполагаемые предки, скифы «классические», исчезли около IV века до н.э. То есть между «предками» и «потомками» образовалась лакуна примерно в столетие. Кроме того, позднескифская культура при ближайшем рассмотрении оказалась пропитана влиянием соседних греческих городов, сарматов и фракийцев. Один из ведущих специалистов по поздним скифам, директор заповедника «Неаполь Скифский» Юрий Павлович Зайцев считает, что позднескифская культура – это культура без собственного лица. То есть некое сообщество, впитавшее в себя элементы других культур и не имеющее никаких своих специфических черт.

В Крыму поздние скифы занимали три региона – Предгорья, Юго-Западный Крым (горы) и Северо-Западный (степь). Кажется, появились они сначала в Предгорьях, и только потом – в Северо-Западном Крыму. Юго-Западную часть полуострова скифы осваивали в два или даже больше приёмов – сначала там основали парочку крупных поселений, а потом, уже в нашей эре, построили множество небольших населенных пунктов.

Находки конца I – начала II в. н.э. из раскопок поселения Тарпанчи. Фото: А.Н. Щеглов.

Северо-Западный Крым среди всех позднескифских регионов, пожалуй, исследован лучше всего. Здесь раскапывали восемь поселений, причём половину из них – десятилетиями. Такой интерес археологов к этой части полуострова вызван не прекрасными пляжами, а особой исторической ситуацией. Поздние скифы пришли не на пустое место: они заняли греческие города и посёлки Северо-Западного Крыма. Здесь, рядом с морем (а значит, ближе к торговым и культурным путям), среди греческих развалин, они впитали очень много от античной культуры. Притом не только в переносном смысле, но и в самом прямом – греческие вина у скифов имели большой успех.

Как известно, античная культура стала основой европейской цивилизации. Варвары, уничтожившие Рим, а затем и Грецию, не смогли не поддаться очарованию античности, и передали её нам, вместе с наукой, культурой и прочими полезными штуками, вроде демократии. Как именно это произошло, как античное наследие смогло выжить и стать частью новой цивилизации, не до конца понятно. Проследить процесс такой «передачи» – очень интересная задача. Для того, кто пытается её решить, поздние скифы Северо-Западного Крыма с их подражанием древним грекам – просто подарок. Но это, конечно, далеко не единственная задача, которая стоит перед археологами, работающими на полуострове.

Как землемеру нужна рулетка, так и археологу необходима своя шкала, шкала временная. Только опираясь на точные датировки, можно детально проследить те или иные процессы. Из-за этого вопросам хронологии (как отдельных находок, так и отдельных археологических памятников) уделяется столько внимания. В недавнем выпуске «Кратких сообщений Института археологии РАН» опубликована статья, которая посвящена пересмотру датировок Тарпанчи – одного из позднескифских поселений в Северо-Западном Крыму.

Находки конца I – начала II в. н.э. из раскопок поселения Тарпанчи. Фото: А.Н. Щеглов.

Этот памятник интересен тем, что до последнего времени считался единственным городищем в Северо-Западном Крыму, существовавшим до III века н.э. Все остальные поселения поздние скифы покинули раньше примерно на сто лет раньше – в конце I или в начале II века н.э. Такое исключение из общей тенденции выглядело странным.

Разобраться в проблеме помогли отчёты о раскопках Тарпанчи (его исследовала в 60-х годах экспедиция Александра Николаевича Щеглова). Как оказалось, среди всех находок из Тарпанчи лишь отдельные датируются II–III веками н.э., а артефактов, которые можно было отнести только к III веку н.э. нет совсем. При этом первая из названных групп находок встречается вместе с такой же керамикой, какую находят на других позднескифских поселениях Северо-Западного Крыма. То есть Тарпанчи, скорее всего, забросили тогда же, когда и другие населённые пункты региона.

После такого вывода напрашиваются два вопроса: что заставило поздних скифов уйти из степи и куда они ушли?

На эти вопросы, как это часто бывает в археологии, нет окончательных ответов, оттого они кажутся ещё более интересными. Поздние скифы, скорее всего, ушли в Юго-Западный Крым (помните, выше шла речь о второй волне его заселения?), под защиту гор, – именно в это время там появляется множество поселений, в том числе поселений-убежищ, в которых не жили постоянно, а только прятались в случае опасности.

Гнездо птиц в заброшенном античном доме. Фото: А.Н. Щеглов.

С причинами запустения Северо-Западного Крыма дело сложнее. В гибели позднескифских поселений винили сарматов, готов, царей Боспора и изменение климата. Раскопки Тарпанчи показывают, что готы тут точно ни при чём: они пришли в Крым только в III в. н.э. Военные действия тоже вряд ли имели место – никаких следов разрушения этого времени в Северо-Западном Крыму нет. Более того, судя по раскопкам Тарпанчи, поселения именно забросили: в домах поздних скифов нашли слои виноградных улиток. Они лежали между полом, слоями штукатурки и обрушившейся кровли. Это значит, что жилища долго стояли открытыми, и за ними никто не ухаживал. Об этом же рассказывают и другие находки – в одном из домов Тарпанчи археологи откопали гнездо диких птиц, а рядом – кости 43 особей мелких птиц, животных и змей. Гнездо в покинутом доме существовало несколько лет.

Так что поздние скифы, скорее всего, ушли без прямого внешнего вмешательства. Причины тому могут быть только две: ухудшение климата, сделавшее сельское хозяйство нерентабельным, или серьёзная угроза вторжения новых варваров – сарматов.

Отчёты А.Н. Щеглова хранятся в архиве музея-заповедника «Херсонес Таврический. Благодарю сотрудников архива, а также С.Г. Демьянчука и Л.В. Седикову за содействие в работе с этими материалами.

Первая публикация: «Наука и жизнь».

Scroll to top