Экспедиция как медитация

Алексей Юрчак в книге «Это было навсегда, пока не кончилось» рассказывает в том числе об археологическом кружке при ленинградском дворце пионеров. Он рассматривает кружок и экспедиции, как способ достижения состояния «вненаходимости» по отношению к системе. Такой образ жизни он противопоставляет и диссидентскому, и «советскому». Человек формально встроен в советскую систему, но фактически живёт вне поле её зрения, не поддерживая, но и не борясь с ней.

«Благодаря руководителю кружка историку Алексею Владимировичу Виноградову занятия по археологии здесь всегда сопровождались беседами о литературе, поэзии, истории, религии. Участники кружка ездили в археологические экспедиции по разным областям Советского Союза — от Ленинградской области до Тувы, Сибири и Кавказа. Сидя вокруг костра, ребята читали стихи Мандельштама, Ахматовой, Гумилева, которые почти не публиковались в Советском Союзе по идеологическим соображениям, пели песни Галича и Высоцкого. (…) Участие в археологическом кружке способствовало образованию сплоченной социальной среды, объединенной дружбой, общими интересами и особыми ценностями — независимостью суждений, терпимостью ко мнениям других, неодобрительному отношению к политизированным точкам зрения любого толка и ощущению своей отличности от «обычных» советских граждан».

Одна из участниц кружка, которая не перестала ездить в экспедиции и после окончания школы вспоминает «В этих экспедициях было особенно важно… чтобы каждый двигался в своем собственном направлении и никто не стоял у него на пути и не мешал ему думать и ощущать по-своему. Это было крайне важно… Это было как медитация».

«Метафора медитации хорошо передает принцип существования в подобных пространствах своих, основанных на тесном дружеском общении и нескончаемых дискуссиях на интересные для всех темы. Практика медитации также указывает на особое отношение с окружающим миром — хотя человек продолжал существовать в той же системе, что и все, он старался как можно меньше вникать в смысл ее высказываний, существуя в отношении вненаходимости к ней, одновременно внутри и за ее пределами».

А. Юрчак. Это было навсегда, пока не кончилось. Последнее советское поколение.

Scroll to top