Open post

Украина ввела новые санкции против организаций-участниц раскопок в Крыму

Президент Украины Владимир Зеленский ввёл новые санкции против российских организаций. Как сообщает «Интерфакс», соответствующий указ глава государства подписал 14 мая, но объявили о нём только вечером 15-го. В документе прямо не говорится о том, за что именно Украина вводит санкции, но в списке значатся организации, которые объединяет только одно – они проводили раскопки в Крыму или участвовали в них.

В список вошли

1) крупные академические институты:
Институт археологии РАН,
Институт истории материальной культуры РАН,
Институт востоковедения РАН;

2) крупные музеи:
Эрмитаж,
ГМИИ;

3) вузы:
МГУ,
Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого,
Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского;

4) региональные институции, занимающиеся раскопками:
Институт археологии Крыма РАН,
Музей-заповедник «Неаполь Скифский»,
Черноморский центр подводных исследований,
Академия наук Республики Татарстан;

5) Общественные, некоммерческие и благотворительные организации:
РГО,
Центр палеоэтнологических исследований,
«Подводное культурное наследие»,
фонд «Деметра»,
фонд «Наследие тысячелетий»;

6) коммерческие организации:
«Архэ»,
«Крымский региональный центр археологических исследований»,
«Крымское археологическое общество»,
«Таврическое археологическое общество»,
«Южный региональный центр археологических исследований»,
«Терра».

Владимир Зеленский своим указом велел:

1. заблокировать активы – временно ограничить право пользоваться и распоряжаться имуществом;
2. запретить выводить капитал за пределы Украины;
3. приостановить экономические и финансовые обязательств;
4. аннулировать и приостановить лицензии и других разрешения (в частности, на пользование недрами (?).
5. прекратить культурные обмены, научное сотрудничестве, образовательные и спортивные контакты, развлекательные программы.
6. аннулировать официальные визиты, заседания, переговоры.

Украинский президент также поручил познакомить с документом коллег из Евросоюза, США и других стран, и предложить им ввести аналогичные санкции.

О том, располагают ли российские компании какими–либо активами на территории, подконтрольной Киеву, на момент написания заметки ничего не сообщалось. Вадим Майко, директор Института археологии Крыма РАН, заявил, что новые санкции не помешают контактам между исследователями или научной работе. Указ Владимира Зеленского никак не повлияет на работу археологов, считают Виктор Вахонеев, замдиректора по научной работе Черноморского центра подводных исследований, и Юрий Зайцев, директор заповедника «Неаполь Скифский».

Крупнейшие археологические организаций, попавшие под санкции, – ИА и ИИМК РАН – на момент написания заметки публично на санкции никак не отреагировали. Впрочем, эти организации ранее также никак не комментировали и санкции против своих сотрудников.

Напомним, что предыдущий украинский президент ввёл персональные санкции против археологов, работающих в Крыму, в марте 2019 года. Тогда же под ограничения попали и четыре археологических организации: музеи-заповедники «Херсонес Таврический», «Калос Лимен» и «Судакская крепость», а также Бахчисарайский музей-заповедник.

О подготовке санкций против археологических организаций сообщалось в мае 2019-го. Затем в ноябре того же года их утвердило украинское правительство.

Предупреждение о возможном конфликте интересов: автор заметки является сотрудником Института археологии РАН и несколько лет работает на раскопках в Крыму.

Заметка подготовлена при поддержке Лары Крофт, партнёра DigDeep.ru.

Фото вверху: Антонина Ким.

Open post

Рядом с Херсонесом нашли пещерные «трущобы»

Рядом с Херсонесом, в одноимённой балке, обнаружили античные склепы, которые в VIII-IX веках переделали под жилища. Об открытии сообщает пресс-служба Института археологии (ИА) РАН.

Погребение, вырубленное в скале. Фото: пресс-служба ИА РАН.

О том, что в Херсонесской балке находился античный некрополь, было известно с середины XIX века, а первые раскопки там провели в конце XIX и в начале XX века. Однако в прошлом веке балку заняла воинская часть («автобат»), и с тех пор раскопки там стали невозможны. Теперь воинскую часть вывели, на её месте собираются строить музейный комплекс, а перед стройкой положено провести разведки и раскопки — их и ведёт экспедиция из трёх отрядов: Института археологии, Эрмитажа и Херсонесского музея.

Вид на пещерный комплекс XI-X веков. Фото: пресс-служба ИА РАН.

В 2020-м в балке, в частности, нашли два погребения, вырубленные в скале: склеп с длинным дромосом и могилу с двумя подбоями. Датируются они эллинистическим временем. Исследователи полагают, что некрополь существовал там до III-IV веков н.э. В V-VII веках на его месте устроили свалку — мощность её отложений на отдельных участках достигает 7 метров.

Слева: вход в помещение, вырубленное в скале. Справа: стена жилища. Фото: пресс-служба ИА РАН.

В VIII-IX веках склепы стали использовать как жилища и в хозяйственных целях. Сейчас археологи раскопали три таких комплекса: два помещения в искусственных вырубках и одно помещение — в естественном гроте. Одну из построек её владельцы укрепили каменной стеной, которая сохранилась на высоту до 3 метров. В одной из каменных глыб вырубили тарапан. Заброшен этот участок был в то же время, что и город — в XIII веке.

Тарапан. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Среди находок выделяются золотой семиссис византийского императора Артавазда 742 года, редкие моливдовулы, бронзовые и серебряные византийские монеты VIII-IX веков, славянская серьга-лунница IX века. Нашли также медные херсонесские монеты IX-X веков, бронзовые перстни, светильники, терракоты, клеймёные хероснесские, родосские и синопские амфоры, красно- и чернолаковую античную посуду, византийскую поливную посуду, бусы и украшения.

Литая медная монета Василия I (867-886). Фото: пресс-служба ИА РАН.

Раскопки в Херсонесской балке продолжаются. Находки переданы в местный музей.

Бронзовый перстень. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Формальности:

Отряд ИА РАН возглавляет О. Шаров, Эрмитажа — В. Мыц, Херсонеса — Д. Костромичев. Финансовая поддержка — фонд «Моя история». Содействие и поддержка (их форма из пресс-релиза неясна) — правительство Севастополя и Патриарший совет по культуре.

Заметка написана при поддержке Лары Крофт, партнёра DigDeep.ru

[Защиты, ИА РАН]

7 февраля 2020 г. — защита кандидатской диссертации Трошиной А.А. на тему: «Становление культурных ландшафтов среднего течения Оки в железном веке и раннем Средневековье»

14 февраля 2020 г. — защита докторской диссертации Ислановой И.В. на тему: «Культурно-исторические процессы во II – VIII вв. н. э. в бассейнах Верхней Волги и Верхней Мсты»

21 февраля 2020 г. — защита кандидатской диссертации Васильевой Е.Е. на тему: «Подземные погребальные деревянные конструкции городских и монастырских некрополей позднего Средневековья и Нового времени Верхнего Поволжья»

21 февраля 2020 г. — защита кандидатской диссертации Тарасовой А.А. на тему: «Население Ярославля по материалам раскопок массовых захоронений времени Батыева нашествия»

28 февраля 2020 г. — защита кандидатской диссертации Елкиной И.И. на тему: «Текстиль Московской Руси XVI–XVII вв. по археологическим данным: атрибуция, технология, реконструкция»

28 февраля 2020 г. — защита кандидатской диссертации Медведевой П.С. на тему: «Текстиль в позднем бронзовом веке Южного Урала»

https://www.archaeolog.ru/ru/dissertation-council

Open post

Как был устроен древнейший новгородский мост

Великий новгородский мост Х века, остатки которого обнаружили археологи на дне Волхова в 2018 году, был сложным инженерным сооружением, поставленным на ряжи — к такому выводу пришли ученые Института археологии РАН. Расстояние между пролетами достигало не менее 17 метров.

«Древний мост был сложным инженерным сооружением, большим и весьма дорогостоящим, с очень длинными пролетами — не менее 17 метров. Длинный пролет из дерева — это очень непростое конструктивное решение. Такие конструкции известны в мостостроении, но для X века это был очень высокий уровень архитектурного мастерства», — сообщил руководитель Новгородской подводно-археологической экспедиции Центра подводного археологического наследия ИА РАН Айвар Степанов.

Мост через Волхов. Открытка начала ХХ века. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Принято считать, что в первой половине X века в Новгороде еще не было собственного городского поселения, и город состоял из трех посёлков родовой аристократии — будущих районов (концов) города: Неревского и Людина на левом берегу, Славенского на правом. Вокруг центральных усадеб были расположены пашни, пересечённые грунтовыми проселочными дорогами. Самые ранние культурные слои, относящиеся к Х веку, археологи обнаружили на Софийской стороне, в северной части новгородского Детинца, южнее Детинца, а также на Торговой стороне: находки из раскопов датируются периодом от 930 до 974 года.

И летописи, и Лицевой летописный свод содержат упоминания о новгородском мосте, который соединял Софийскую и Торговую стороны. Самые раннее упоминания о мосте встречается в достаточно спорном историческом источнике — Иоакимовской летописи, которая сохранилась лишь в пересказе историка XVIII века Василия Никитича Татищева. В нем описывается крещение новгородцев зимой 989-990 года Иоакимом Корсуняниным: чтобы не допустить на левый берег крестителей, новгородцы разбили часть моста, а на оставшуюся часть установили метательные орудия.

«В Hовеграде людие, … разметавши мост великий, изыдоша с оружием, … и вывесше два порока великие со множеством камения, поставиша на мосту, яко на сусчия враги своя». Но это им не помогло, и уже на следующий день «… не хотясчих креститися воини влачаху и кресчаху, мужи выше моста, а жены ниже моста», — пишет Татищев.


Миниатюра из Лицевого Летописного свода с изображением Великого моста в Новгороде. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Существование древнего моста, соединявшего берега Волхова в Х веке, было подтверждено результатами подводных археологических работ. С 2005 года дно Волхова изучают специалисты Новгородской подводно-археологической экспедицией Центра подводного археологического наследия ИА РАН совместно с Новгородским государственным музеем-заповедником, Новгородской областной Федерацией подводной деятельности (КПДР) при материально-технической поддержке ООО «ИТЦ специальных работ» (Санкт-Петербург). 

В 2017 году были проведены исследования акватории Волхова многолучевым эхолотом — прибором, который позволяет получить трехмерную картину. Он показал, что параллельно трассе моста XII-XIII века идет ряд бугров на дне. В марте 2018 года археологи исследовали один из участков, находящихся по линии цепи за ее пределами. Они вскрыли полутораметровый культурный слой XIV-XVI веков, а под ним — разрушенную опору неизвестного моста через Волхов.

По данным масс-спектрального анализа, проведенного в ЦКП «Лаборатория радиоуглеродного датирования и электронной микроскопии» Института географии РАН и Центра изотопных исследований Университета Джорджии (США), сосны и ели, из которых была срублена опора, закончили свой рост в период от 932 до 946 года.

«Находка моста столь раннего периода — настоящая сенсация, она в корне меняет сложившиеся представления о ранней топографии и истории Новгорода», — сказал Сергей Трояновский, ведущий научный сотрудник Новгородского музея-заповедника.

Стало понятно, что в середине X века Славенский и Людин концы соединял деревянный мост на срубных опорах. Четыре опоры древнего моста до сих пор возвышаются над уровнем дна в глубокой части русла, а опоры со стороны Детинца покрылись полутораметровым грунтом и образовали мелководное плато.

«Мы начали копать на мелководном плато, отмерив приблизительно такое же расстояние, как между видимыми опорами, и нашли еще одну опору моста. Это подтверждает, что эти видимые структуры уходят в грунт с Софийской стороны и полностью пересекают реку как опоры мостов», — отметил Айвар Степанов.

Снимок дна Волхова, полученный с помощью многолучевого эхолота — мультибима. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Как выяснили археологи, мост был поставлен на ряжевых опорах. Ряж, или, по древнерусской терминологии, городня — это пятиугольный (или шестиугольный) деревянный сруб. Такие городни ставили в основании древнерусских валов или крепостей. Чтобы построить ряжевой мост, городню выводили на нужную точку на реке, и накидывали на нее еще венцы — до тех пор, пока она не опускалась на дно, вставала на грунт и возвышалась над водой. После этого ее засыпали камнями — забутовывали. Ряжевые мосты характерны для Древней Руси, но это очень дорогая и сложная конструкция. Такие мосты известны по этнографическим данным и до сих пор существуют на небольших реках русского севера с каменистым дном.

Остатки древней опоры представляет собой семь венцов пятиугольного сруба, заполненного камнем. Геометрически сруб представлял собой квадрат со сторонами длиной 6 с половиной метров, к одной из которых был пристроен «рогатый угол» длиной 10 метров. 

Расстояние между центрами опорами на дне Волхова составили 23 метра. Это говорит о том, что пролеты древнего моста были очень длинными — не менее 17 метров. Как полагают специалисты, такие пролеты должны были иметь комбинированную трапецеидальную, подкосно-ригельную конструкцию или поддерживаться промежуточными свайными или рамными опорами. Такие пролеты свидетельствуют об очень сложной конструкции моста и высоком уровне мостостроения. 

«Поставить такие пролеты из дерева — это невероятно сложно. У древнего моста было меньше 15 опор, в то время как у моста XII-XIV веков их было 23. Получается, что пролеты древнего моста были в два раза длиннее», — отметил Айвар Степанов.

3D реконструкция фрагмента пятиугольного сруба, забутованного камнем. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Как полагают исследователи, такой сложный и большой мост мог существовать не только для связи между небольшими усадьбами, но и выполнять фортификационную функцию — контролировать проход судов по Волхову и защищать город от непрошеных гостей. Не случайно местом для строительства выбран самый узкий и глубокий участок Волхова и  Малого Волховца у истока из озера Ильмень. Новгород был расположен на перекрестке речных торговых путей, проходящих в средние века через всю Евразию. Эти пути известны как «Великий Волжский путь» и путь «Из варяг в греки». Именно Волхов был важной магистралью, по которой в Европу шел поток серебра из Арабского Халифата, и кроме него, пути для торговцев не было: вокруг была заболоченная и лесистая местность, в которой еще не построили дороги.

Аналогичная традиция — использовать мосты как укрепления — существовала в европейских государствах в связи с активизацией норманнских грабительских походов. Так, в 862 году франкский король Карл Лысый построил мосты через Сену, чтобы преградить путь норманнским пиратам и защитить крупные города франкского королевства — Бове, Париж и Шартр. Эта тактика имела успех. Подходы к мосту, построенному в Пон-де-л’Арше, охраняли два форта, и когда норманны начали продвижение по Сене, Карл закрыл пролеты моста «боронами». Это позволило задержать наступление норманнов на Париж на четыре месяца. Блокирующие мосты с цитаделями также были построены в Понтуазе и Париже, и норманны смогли взять Париж только после того, как мост Петит Понт, выдержав осаду, рухнул из-за сильных дождей и наводнений.


Ряж (городня). Подводная фотографии экспедиции 2018 года.
Фото: пресс-служба ИА РАН.

Результаты новгородских подводных археологических исследований сделали возможным создание новой музейной экспозиции. Коллекция артефактов насчитывает свыше 4 тысяч предметов, которые свидетельствуют о том, насколько разнообразной была жизнь на средневековом Великом мосту Новгорода. Наиболее выдающиеся экспонаты проиллюстрируют роль этого сложного инженерного сооружения в экономической и политической жизни города.

Новый музей разместится не просто в историческом центре, но и в непосредственной близи от места, на котором возводились мосты через Волхов на протяжении нескольких столетий. Двухэтажный «Караульный дом команды путей сообщения», историческое здание XIX века, уже отреставрирован, проложены необходимые коммуникации. На сегодняшний момент ведутся интерьерные работы и создание экспозиционного оборудования. Открытие музея запланировано на лето 2019 года.

Артефакты и связанные с ними художественно-иллюстративные объекты будут располагаться в трех залах. Первый посвящен истории Великого моста от первых свидетельств до конца XV века. Второй зал отражает период Московского царства, опричного разгрома Новгорода Иваном Грозным в 1570 году, оккупации Новгорода шведами в 1611-1617 годах и Петровскую эпоху на рубеже XVII-XVIII веков. Завершает экспозицию рассказ о судьбе моста в XIX — XX веках.

«В оформлении экспозиции будут использованы игровые, художественные и мультимедийные элементы. Имитация мостовых конструкций, лавок и настилов в разные периоды позволит посетителям ощутить себя участником средневековой торговли на мосту, ведущего из Детинца на Великий ряд городского Торга. Представить мост в 1782 году поможет детальный макет, выполненный ещё в 1980-х годах сотрудником Московского архитектурного института Ларисой Ивановой-Вэен и подаренный ею Новгородскому музею», — рассказал Сергей Трояновский, который выступает соавтором музейного проекта.

На нижнем этаже здания расположится лаборатория, куда будут поступать для первичной обработки и консервации археологические находки со дна реки.

Для Новгородского музея-заповедника создание нового объекта показа — уникальный опыт государственно-частного партнерства. Расходы на приспособление здания и создание экспозиции по Соглашению с музеем взял на себя «Инженерно-технический центр специальных работ и экспертиз», руководит которым Евгений Паль.

Фрагмент карты Новгорода 1672 года. Фото: пресс-служба ИА РАН.

По материалам пресс-службы ИА РАН.

Open post

В Болгаре нашли мастерскую по обработке янтаря

Во время раскопок на Болгарском городище (Спасский район Татарстана) ученые Института археологии РАН обнаружили мастерскую по обработке янтаря конца XIII — начала XIV века, в которой работали выходцы из русских земель.  В сочетании с предыдущими исследованиями находка доказывает гипотезу о существовании в центральной части крупнейшего торгового и ремесленного центра Золотой Орды мастерской русских ремесленников и добавляет новые данные в историю Волжской Булгарии и средневековой Руси.

Болгарское городище. Фото: Болгарский государственный историко-культурный заповедник.
Болгарское городище. Фото: Болгарский государственный историко-культурный заповедник.

«Мастерская существовала в период подъема городской культуры Болгара после разрушительных событий, связанных с захватом Волжской Болгарии монголами. Находка подчеркивает международные связи Болгара и высокий уровень стабильных торговых отношений этого времени: ремесленники из русских земель, Нижнего Поволжья, Закавказья и других земель жили рядом, работали, торговали и получали материал для своих изделий из регионов, довольно далеко находящихся от Волжской Булгарии», — говорит руководитель раскопок на Болгарском городище, научный сотрудник отдела средневековой археологии ИА РАН Денис Бадеев.

Территория Болгарского городища (Спасский район республики Татарстан) была заселена достаточно давно: здесь обнаружены поселения эпохи неолита, бронзы и раннего железного века, в VI — VII веках нашей эры здесь находились поселения именьковской культуры. В VIII — IX веках в эти места приходят булгары — тюркские племена, вытесняемые из Северного Причерноморья и Нижнего Поволжья. Они основали город Болгар, который впоследствии стал столицей Волжской Булгарии и известной международной торговой площадкой, на которую стекались товары из Европы, Средней Азии, Китая, Кавказа и Ближнего Востока. Позже, после захвата Волжской Булгарии монгольскими войсками, Болгар стал первой столицей Золотой Орды. Конец XIII — первая половина XIV века считается точкой наивысшего подъема Болгара: в это время в центре Болгара были построены Соборная мечеть, Северный и Восточный мавзолеи, вокруг которых располагались торговые и ремесленные районы.

В 1361 Болгар был сожжен во время междоусобных золотордынских войн. Это стало началом конца города: через сто лет, в 1431 году, Болгар был окончательно разрушен, столицей Волжской Булгарии стала Казань, а Болгар остался лишь местом поклонения мусульманским святыням. В 1552 году Иван IV присоединил Казанское ханство к Русскому царству. В XVIII веке возле Болгар был основан православный монастырь. 

Первое описание Болгарского городища было составлено в 1712 году дьяком Михайловым, который, описывая местность перед строительством монастыря, отметил в нем около 70-ти построек, оставшиеся от разрушенного города. Позже планы и рисунки памятника составили Петер Симон Паллас и Иван Иванович Лепехин во время экспедиции Академии наук в Поволжье. На протяжении XVIII и XIX века в Болгары приезжали художники, путешественники, писатели и ученые, которые составили описания и чертежи руин древнего города. Тогда же ученые и путешественники начали собирать первые коллекции из болгарских находок: по свидетельству историков, коллекции монет и украшений составлялись при помощи местных жителей, которые просто подбирали предметы, вымываемые из почвы после дождя.

Археологическое изучение памятника частично проводились уже в конце XIX века, но систематические работы на городище начались в 1938 году объединенной экспедицией Государственного исторического музея, Института истории материальной культуры АН СССР и Государственного музея ТАССР. В период 1950-1955 годов перед строительством Куйбышевской гидроэлектростанции были изучены пригород и посад, которые должны были уйти под воду после образования Куйбышевского водохранилища.

Участки раскопа: вид сверху. Базар и мастерская. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Участки раскопа: вид сверху. Базар и мастерская. Фото: пресс-служба ИА РАН.

В 1969 году был создан Болгарский государственный историко-архитектурный заповедник, центром которого стало Болгарское городище. Здесь продолжались археологические раскопки, а также начались работы по реставрации и консервации памятников. В 2010 году в рамках реализации проекта «Культурное наследие: остров-град Свияжск и Древний Болгар» на городище начинается восстановление архитектурных памятников, проводятся масштабные археологические исследования. В 2014 году было принято решение включить Болгарский историко-археологический комплекс в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

В 1989-1990 годах экспедиция Института археологии РАН обнаружила в 150 метрах от Соборной мечети остатки монументальной постройки, которая была интерпретирована как здание городского базара середины XIV века. Последующие раскопки Института археологии РАН, возобновленные в 2011 году совместно с экспедицией Института истории Академии наук Татарстана (с 2013 года — Института археологии АНТ) выявили планировку здания. Оказалось, что базар, который был разрушен не позже 70-х годов XIV века (вероятно, в результате вооруженного конфликта), возник в ремесленном районе города. Здесь располагались усадьбы мастеров, которые специализировались на обработке цветных металлов, производстве бус и перстней из стекла, изделий из кости и рога.

В 2018 году на одной из усадеб были обнаружены предметы, указывающие на существование ювелирной мастерской, в которой изготавливали предметы из янтаря. Археологи нашли около 0,7 кг янтаря-сырца, обрезки янтаря, заготовки и сами изделия, среди которых больше всего было бус битрапецоидного сечения и подвесок с ромбическим завершением. Также мастерская занималась производством прямоугольных вставок, цилиндрических и дисковидных бус, каплевидных подвесок. Доказательством того, что здесь находилась мастерская, а не торговая лавка или склад для хранения партии товара, служат не только найденные отходы, заготовки, но и ремесленный инструментарий — нож с изогнутой спинкой, небольшое долотце, напильник квадратного сечения, шилья, иглы. Здесь же была найдена серебряная монетовидная подвеска, которая представляет собой копию золотого динара середины XIII века. Находящиеся в этом же слое золотоордынские монеты второй половины XIII века, а также полное отсутствие монет периода правления хана Узбека, позволили исследователям уверенно говорить, что мастерская существовала в период конца XIII — начала XIV века.

Изделия из янтаря, найденные на территории мастерской. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Изделия из янтаря, найденные на территории мастерской. Фото: пресс-служба ИА РАН.

«Когда находят какие-то интересные артефакты, всегда появляется соблазн решить, что их изготавливали именно в этом месте. Но доказать это обычно сложно, если нет сырья, заготовок, инструментов и брака. Мы нашли свидетельства всего производственного процесса: и сырье, и заготовки, и брак, и сами изделия», — уточняет Денис Бадеев.

Как полагают исследователи, в мастерской работали выходцы из русских земель. На месте мастерской были обнаружены красноглиняные и белоглиняные горшки,  характерные для русских земель, причем на одном из черепков сохранилась процарапанная по сырой глине кириллическая буква «А». Также здесь были найдены каменные и бронзовые нательные кресты, а среди кухонных остатков — свиные кости. 

«Пока не очень понятно, была ли вся „русская керамика“ привозной. Возле Болгара есть только красножгущиеся глины, и, если красноглиняную керамику могли изготавливать где-то недалеко, то керамика из белой глины, видимо, была привозная. Получается, что горшки везли откуда-то с Руси, например, из-под Твери. Зачем? Это же не амфоры, в которых могли перевозить вино, оливковое масло. Что могли перевозить в горшках, сейчас трудно предположить. Возможно, они „пришли“ в Болгар вместе с русскими мастерами по обработке янтаря», — отмечает Денис Бадеев.

Чтобы янтарные изделия приобретали ярко-красный, рубиновый оттенок, янтарь нагревали. Но из-за того, что они долго пролежали в земле, их поверхность повторно покрылась тонкой корочкой.

«Сейчас для того, чтобы точно сказать — нагревали средневековые мастера изделие до обработки или после, нужно их подвергнуть механическому воздействию, а этого не хочется делать. Мы планируем изучить эти процессы постепенно, по обломкам. максимально бережно сохраняя находки», — пояснил Денис Бадеев.

Заготовка подвески из янтаря. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Заготовка подвески из янтаря. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Также ученые пока не могут точно сказать, откуда мастера Болгара получали янтарь-сырец. Предполагается, что янтарь в мастерскую привозили из двух центров добычи: Прибалтики или Приднепровья. Чтобы точно установить, откуда в мастерскую доставляли янтарь, исследователи планируют изучить химический состав найденных образцов методом рентгенофлуоресцентной спектрометрии (XRF). Анализ микропримесей позволит выявить место происхождения сырья: известно, что низкое содержание серы соответствует балтийскому янтарю.

Находки 2018 года стали еще одним фрагментом мозаики, из которых складывается единая картины Болгара в период его расцвета. Как показывают результаты многолетних раскопок, на стыке XIII — XIV веков население Болгара состояло из разных этнических групп, при этом проживать они могли в одном районе. 

«Мы привыкли считать, что для таких городов существовали кварталы, где проживали компактно те или иные группы населения, разделяясь по религиозному признаку: например, в одном квартале — мусульмане, в другом — христиане, в третьем — еще кто-то. Раскопки в Болгаре оставляют впечатление, что в этом периоде времени такого разделения не было, и население жило смешанно, „чересполосно“. Лишь позже произошло такое разделение, и христианское население было переселено на окраины города», — утверждает Денис Бадеев.  

Такой вывод ученые сделали, изучив расположение усадеб и определив их «хозяев». Получилось, что на исследуемом участке соседями русских ремесленников были выходцы из Закавказья: на это, в частности, указывал тип отопительного сооружения — тандыр. Как отмечают исследователи, устройство дома не передается от одного населения другому — оно жестко закреплено в рамках традиции и передается только носителям этой культуры. Другими соседями могли быть выходцы из Нижнего Поволжья: судя по обнаруженным предметам, они занимались изготовлением бус и перстней из стекла. Химический состав стеклянных изделий из Болгара близок к стеклянным изделиям, которые производили в городских центрах Нижней Волги.

Место расположения раскопа 2018 г.ода на аэрофотоснимке: А – городской базар середины XIV века; Б, В – участки раскопа; Г – Соборная мечеть второй половины XIII–XV веков.  Фото: пресс-служба ИА РАН.
Место расположения раскопа 2018 г.ода на аэрофотоснимке: А – городской базар середины XIV века; Б, В – участки раскопа; Г – Соборная мечеть второй половины XIII–XV веков. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Исследования 2018 года также позволили сделать вывод о том, как менялась городская застройка в течение пяти столетий. Самый ранний слой на раскопе относится к X-XI векам, времени образования города. В это время здесь занимались черновой обработкой железа: во время раскопок в домонгольском слое археологи нашли производственный комплекс, который состоял из предгорновой ямы, горна и площадки для обработки железной руды. Скорее всего, руду (бурый железняк) добывали поблизости, в заболоченной пойме рек Меленки и Волги. Позже, в золотоордынский период, когда город расширился, это место из пригорода стало центром и, как это обычно бывает, «грязное» производство сместилось на окраину, его место заняли мастерские, в которых производили украшения и предметы роскоши, а в середине XIV века появилось здание городского базара.

По материалам пресс-службы ИА РАН.

Posts navigation

1 2 3 4 5
Scroll to top