Open post

Как был устроен древнейший новгородский мост

Великий новгородский мост Х века, остатки которого обнаружили археологи на дне Волхова в 2018 году, был сложным инженерным сооружением, поставленным на ряжи — к такому выводу пришли ученые Института археологии РАН. Расстояние между пролетами достигало не менее 17 метров.

«Древний мост был сложным инженерным сооружением, большим и весьма дорогостоящим, с очень длинными пролетами — не менее 17 метров. Длинный пролет из дерева — это очень непростое конструктивное решение. Такие конструкции известны в мостостроении, но для X века это был очень высокий уровень архитектурного мастерства», — сообщил руководитель Новгородской подводно-археологической экспедиции Центра подводного археологического наследия ИА РАН Айвар Степанов.

Мост через Волхов. Открытка начала ХХ века. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Принято считать, что в первой половине X века в Новгороде еще не было собственного городского поселения, и город состоял из трех посёлков родовой аристократии — будущих районов (концов) города: Неревского и Людина на левом берегу, Славенского на правом. Вокруг центральных усадеб были расположены пашни, пересечённые грунтовыми проселочными дорогами. Самые ранние культурные слои, относящиеся к Х веку, археологи обнаружили на Софийской стороне, в северной части новгородского Детинца, южнее Детинца, а также на Торговой стороне: находки из раскопов датируются периодом от 930 до 974 года.

И летописи, и Лицевой летописный свод содержат упоминания о новгородском мосте, который соединял Софийскую и Торговую стороны. Самые раннее упоминания о мосте встречается в достаточно спорном историческом источнике — Иоакимовской летописи, которая сохранилась лишь в пересказе историка XVIII века Василия Никитича Татищева. В нем описывается крещение новгородцев зимой 989-990 года Иоакимом Корсуняниным: чтобы не допустить на левый берег крестителей, новгородцы разбили часть моста, а на оставшуюся часть установили метательные орудия.

«В Hовеграде людие, … разметавши мост великий, изыдоша с оружием, … и вывесше два порока великие со множеством камения, поставиша на мосту, яко на сусчия враги своя». Но это им не помогло, и уже на следующий день «… не хотясчих креститися воини влачаху и кресчаху, мужи выше моста, а жены ниже моста», — пишет Татищев.


Миниатюра из Лицевого Летописного свода с изображением Великого моста в Новгороде. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Существование древнего моста, соединявшего берега Волхова в Х веке, было подтверждено результатами подводных археологических работ. С 2005 года дно Волхова изучают специалисты Новгородской подводно-археологической экспедицией Центра подводного археологического наследия ИА РАН совместно с Новгородским государственным музеем-заповедником, Новгородской областной Федерацией подводной деятельности (КПДР) при материально-технической поддержке ООО «ИТЦ специальных работ» (Санкт-Петербург). 

В 2017 году были проведены исследования акватории Волхова многолучевым эхолотом — прибором, который позволяет получить трехмерную картину. Он показал, что параллельно трассе моста XII-XIII века идет ряд бугров на дне. В марте 2018 года археологи исследовали один из участков, находящихся по линии цепи за ее пределами. Они вскрыли полутораметровый культурный слой XIV-XVI веков, а под ним — разрушенную опору неизвестного моста через Волхов.

По данным масс-спектрального анализа, проведенного в ЦКП «Лаборатория радиоуглеродного датирования и электронной микроскопии» Института географии РАН и Центра изотопных исследований Университета Джорджии (США), сосны и ели, из которых была срублена опора, закончили свой рост в период от 932 до 946 года.

«Находка моста столь раннего периода — настоящая сенсация, она в корне меняет сложившиеся представления о ранней топографии и истории Новгорода», — сказал Сергей Трояновский, ведущий научный сотрудник Новгородского музея-заповедника.

Стало понятно, что в середине X века Славенский и Людин концы соединял деревянный мост на срубных опорах. Четыре опоры древнего моста до сих пор возвышаются над уровнем дна в глубокой части русла, а опоры со стороны Детинца покрылись полутораметровым грунтом и образовали мелководное плато.

«Мы начали копать на мелководном плато, отмерив приблизительно такое же расстояние, как между видимыми опорами, и нашли еще одну опору моста. Это подтверждает, что эти видимые структуры уходят в грунт с Софийской стороны и полностью пересекают реку как опоры мостов», — отметил Айвар Степанов.

Снимок дна Волхова, полученный с помощью многолучевого эхолота — мультибима. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Как выяснили археологи, мост был поставлен на ряжевых опорах. Ряж, или, по древнерусской терминологии, городня — это пятиугольный (или шестиугольный) деревянный сруб. Такие городни ставили в основании древнерусских валов или крепостей. Чтобы построить ряжевой мост, городню выводили на нужную точку на реке, и накидывали на нее еще венцы — до тех пор, пока она не опускалась на дно, вставала на грунт и возвышалась над водой. После этого ее засыпали камнями — забутовывали. Ряжевые мосты характерны для Древней Руси, но это очень дорогая и сложная конструкция. Такие мосты известны по этнографическим данным и до сих пор существуют на небольших реках русского севера с каменистым дном.

Остатки древней опоры представляет собой семь венцов пятиугольного сруба, заполненного камнем. Геометрически сруб представлял собой квадрат со сторонами длиной 6 с половиной метров, к одной из которых был пристроен «рогатый угол» длиной 10 метров. 

Расстояние между центрами опорами на дне Волхова составили 23 метра. Это говорит о том, что пролеты древнего моста были очень длинными — не менее 17 метров. Как полагают специалисты, такие пролеты должны были иметь комбинированную трапецеидальную, подкосно-ригельную конструкцию или поддерживаться промежуточными свайными или рамными опорами. Такие пролеты свидетельствуют об очень сложной конструкции моста и высоком уровне мостостроения. 

«Поставить такие пролеты из дерева — это невероятно сложно. У древнего моста было меньше 15 опор, в то время как у моста XII-XIV веков их было 23. Получается, что пролеты древнего моста были в два раза длиннее», — отметил Айвар Степанов.

3D реконструкция фрагмента пятиугольного сруба, забутованного камнем. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Как полагают исследователи, такой сложный и большой мост мог существовать не только для связи между небольшими усадьбами, но и выполнять фортификационную функцию — контролировать проход судов по Волхову и защищать город от непрошеных гостей. Не случайно местом для строительства выбран самый узкий и глубокий участок Волхова и  Малого Волховца у истока из озера Ильмень. Новгород был расположен на перекрестке речных торговых путей, проходящих в средние века через всю Евразию. Эти пути известны как «Великий Волжский путь» и путь «Из варяг в греки». Именно Волхов был важной магистралью, по которой в Европу шел поток серебра из Арабского Халифата, и кроме него, пути для торговцев не было: вокруг была заболоченная и лесистая местность, в которой еще не построили дороги.

Аналогичная традиция — использовать мосты как укрепления — существовала в европейских государствах в связи с активизацией норманнских грабительских походов. Так, в 862 году франкский король Карл Лысый построил мосты через Сену, чтобы преградить путь норманнским пиратам и защитить крупные города франкского королевства — Бове, Париж и Шартр. Эта тактика имела успех. Подходы к мосту, построенному в Пон-де-л’Арше, охраняли два форта, и когда норманны начали продвижение по Сене, Карл закрыл пролеты моста «боронами». Это позволило задержать наступление норманнов на Париж на четыре месяца. Блокирующие мосты с цитаделями также были построены в Понтуазе и Париже, и норманны смогли взять Париж только после того, как мост Петит Понт, выдержав осаду, рухнул из-за сильных дождей и наводнений.


Ряж (городня). Подводная фотографии экспедиции 2018 года.
Фото: пресс-служба ИА РАН.

Результаты новгородских подводных археологических исследований сделали возможным создание новой музейной экспозиции. Коллекция артефактов насчитывает свыше 4 тысяч предметов, которые свидетельствуют о том, насколько разнообразной была жизнь на средневековом Великом мосту Новгорода. Наиболее выдающиеся экспонаты проиллюстрируют роль этого сложного инженерного сооружения в экономической и политической жизни города.

Новый музей разместится не просто в историческом центре, но и в непосредственной близи от места, на котором возводились мосты через Волхов на протяжении нескольких столетий. Двухэтажный «Караульный дом команды путей сообщения», историческое здание XIX века, уже отреставрирован, проложены необходимые коммуникации. На сегодняшний момент ведутся интерьерные работы и создание экспозиционного оборудования. Открытие музея запланировано на лето 2019 года.

Артефакты и связанные с ними художественно-иллюстративные объекты будут располагаться в трех залах. Первый посвящен истории Великого моста от первых свидетельств до конца XV века. Второй зал отражает период Московского царства, опричного разгрома Новгорода Иваном Грозным в 1570 году, оккупации Новгорода шведами в 1611-1617 годах и Петровскую эпоху на рубеже XVII-XVIII веков. Завершает экспозицию рассказ о судьбе моста в XIX — XX веках.

«В оформлении экспозиции будут использованы игровые, художественные и мультимедийные элементы. Имитация мостовых конструкций, лавок и настилов в разные периоды позволит посетителям ощутить себя участником средневековой торговли на мосту, ведущего из Детинца на Великий ряд городского Торга. Представить мост в 1782 году поможет детальный макет, выполненный ещё в 1980-х годах сотрудником Московского архитектурного института Ларисой Ивановой-Вэен и подаренный ею Новгородскому музею», — рассказал Сергей Трояновский, который выступает соавтором музейного проекта.

На нижнем этаже здания расположится лаборатория, куда будут поступать для первичной обработки и консервации археологические находки со дна реки.

Для Новгородского музея-заповедника создание нового объекта показа — уникальный опыт государственно-частного партнерства. Расходы на приспособление здания и создание экспозиции по Соглашению с музеем взял на себя «Инженерно-технический центр специальных работ и экспертиз», руководит которым Евгений Паль.

Фрагмент карты Новгорода 1672 года. Фото: пресс-служба ИА РАН.

По материалам пресс-службы ИА РАН.

Open post

В Болгаре нашли мастерскую по обработке янтаря

Во время раскопок на Болгарском городище (Спасский район Татарстана) ученые Института археологии РАН обнаружили мастерскую по обработке янтаря конца XIII — начала XIV века, в которой работали выходцы из русских земель.  В сочетании с предыдущими исследованиями находка доказывает гипотезу о существовании в центральной части крупнейшего торгового и ремесленного центра Золотой Орды мастерской русских ремесленников и добавляет новые данные в историю Волжской Булгарии и средневековой Руси.

Болгарское городище. Фото: Болгарский государственный историко-культурный заповедник.
Болгарское городище. Фото: Болгарский государственный историко-культурный заповедник.

«Мастерская существовала в период подъема городской культуры Болгара после разрушительных событий, связанных с захватом Волжской Болгарии монголами. Находка подчеркивает международные связи Болгара и высокий уровень стабильных торговых отношений этого времени: ремесленники из русских земель, Нижнего Поволжья, Закавказья и других земель жили рядом, работали, торговали и получали материал для своих изделий из регионов, довольно далеко находящихся от Волжской Булгарии», — говорит руководитель раскопок на Болгарском городище, научный сотрудник отдела средневековой археологии ИА РАН Денис Бадеев.

Территория Болгарского городища (Спасский район республики Татарстан) была заселена достаточно давно: здесь обнаружены поселения эпохи неолита, бронзы и раннего железного века, в VI — VII веках нашей эры здесь находились поселения именьковской культуры. В VIII — IX веках в эти места приходят булгары — тюркские племена, вытесняемые из Северного Причерноморья и Нижнего Поволжья. Они основали город Болгар, который впоследствии стал столицей Волжской Булгарии и известной международной торговой площадкой, на которую стекались товары из Европы, Средней Азии, Китая, Кавказа и Ближнего Востока. Позже, после захвата Волжской Булгарии монгольскими войсками, Болгар стал первой столицей Золотой Орды. Конец XIII — первая половина XIV века считается точкой наивысшего подъема Болгара: в это время в центре Болгара были построены Соборная мечеть, Северный и Восточный мавзолеи, вокруг которых располагались торговые и ремесленные районы.

В 1361 Болгар был сожжен во время междоусобных золотордынских войн. Это стало началом конца города: через сто лет, в 1431 году, Болгар был окончательно разрушен, столицей Волжской Булгарии стала Казань, а Болгар остался лишь местом поклонения мусульманским святыням. В 1552 году Иван IV присоединил Казанское ханство к Русскому царству. В XVIII веке возле Болгар был основан православный монастырь. 

Первое описание Болгарского городища было составлено в 1712 году дьяком Михайловым, который, описывая местность перед строительством монастыря, отметил в нем около 70-ти построек, оставшиеся от разрушенного города. Позже планы и рисунки памятника составили Петер Симон Паллас и Иван Иванович Лепехин во время экспедиции Академии наук в Поволжье. На протяжении XVIII и XIX века в Болгары приезжали художники, путешественники, писатели и ученые, которые составили описания и чертежи руин древнего города. Тогда же ученые и путешественники начали собирать первые коллекции из болгарских находок: по свидетельству историков, коллекции монет и украшений составлялись при помощи местных жителей, которые просто подбирали предметы, вымываемые из почвы после дождя.

Археологическое изучение памятника частично проводились уже в конце XIX века, но систематические работы на городище начались в 1938 году объединенной экспедицией Государственного исторического музея, Института истории материальной культуры АН СССР и Государственного музея ТАССР. В период 1950-1955 годов перед строительством Куйбышевской гидроэлектростанции были изучены пригород и посад, которые должны были уйти под воду после образования Куйбышевского водохранилища.

Участки раскопа: вид сверху. Базар и мастерская. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Участки раскопа: вид сверху. Базар и мастерская. Фото: пресс-служба ИА РАН.

В 1969 году был создан Болгарский государственный историко-архитектурный заповедник, центром которого стало Болгарское городище. Здесь продолжались археологические раскопки, а также начались работы по реставрации и консервации памятников. В 2010 году в рамках реализации проекта «Культурное наследие: остров-град Свияжск и Древний Болгар» на городище начинается восстановление архитектурных памятников, проводятся масштабные археологические исследования. В 2014 году было принято решение включить Болгарский историко-археологический комплекс в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

В 1989-1990 годах экспедиция Института археологии РАН обнаружила в 150 метрах от Соборной мечети остатки монументальной постройки, которая была интерпретирована как здание городского базара середины XIV века. Последующие раскопки Института археологии РАН, возобновленные в 2011 году совместно с экспедицией Института истории Академии наук Татарстана (с 2013 года — Института археологии АНТ) выявили планировку здания. Оказалось, что базар, который был разрушен не позже 70-х годов XIV века (вероятно, в результате вооруженного конфликта), возник в ремесленном районе города. Здесь располагались усадьбы мастеров, которые специализировались на обработке цветных металлов, производстве бус и перстней из стекла, изделий из кости и рога.

В 2018 году на одной из усадеб были обнаружены предметы, указывающие на существование ювелирной мастерской, в которой изготавливали предметы из янтаря. Археологи нашли около 0,7 кг янтаря-сырца, обрезки янтаря, заготовки и сами изделия, среди которых больше всего было бус битрапецоидного сечения и подвесок с ромбическим завершением. Также мастерская занималась производством прямоугольных вставок, цилиндрических и дисковидных бус, каплевидных подвесок. Доказательством того, что здесь находилась мастерская, а не торговая лавка или склад для хранения партии товара, служат не только найденные отходы, заготовки, но и ремесленный инструментарий — нож с изогнутой спинкой, небольшое долотце, напильник квадратного сечения, шилья, иглы. Здесь же была найдена серебряная монетовидная подвеска, которая представляет собой копию золотого динара середины XIII века. Находящиеся в этом же слое золотоордынские монеты второй половины XIII века, а также полное отсутствие монет периода правления хана Узбека, позволили исследователям уверенно говорить, что мастерская существовала в период конца XIII — начала XIV века.

Изделия из янтаря, найденные на территории мастерской. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Изделия из янтаря, найденные на территории мастерской. Фото: пресс-служба ИА РАН.

«Когда находят какие-то интересные артефакты, всегда появляется соблазн решить, что их изготавливали именно в этом месте. Но доказать это обычно сложно, если нет сырья, заготовок, инструментов и брака. Мы нашли свидетельства всего производственного процесса: и сырье, и заготовки, и брак, и сами изделия», — уточняет Денис Бадеев.

Как полагают исследователи, в мастерской работали выходцы из русских земель. На месте мастерской были обнаружены красноглиняные и белоглиняные горшки,  характерные для русских земель, причем на одном из черепков сохранилась процарапанная по сырой глине кириллическая буква «А». Также здесь были найдены каменные и бронзовые нательные кресты, а среди кухонных остатков — свиные кости. 

«Пока не очень понятно, была ли вся „русская керамика“ привозной. Возле Болгара есть только красножгущиеся глины, и, если красноглиняную керамику могли изготавливать где-то недалеко, то керамика из белой глины, видимо, была привозная. Получается, что горшки везли откуда-то с Руси, например, из-под Твери. Зачем? Это же не амфоры, в которых могли перевозить вино, оливковое масло. Что могли перевозить в горшках, сейчас трудно предположить. Возможно, они „пришли“ в Болгар вместе с русскими мастерами по обработке янтаря», — отмечает Денис Бадеев.

Чтобы янтарные изделия приобретали ярко-красный, рубиновый оттенок, янтарь нагревали. Но из-за того, что они долго пролежали в земле, их поверхность повторно покрылась тонкой корочкой.

«Сейчас для того, чтобы точно сказать — нагревали средневековые мастера изделие до обработки или после, нужно их подвергнуть механическому воздействию, а этого не хочется делать. Мы планируем изучить эти процессы постепенно, по обломкам. максимально бережно сохраняя находки», — пояснил Денис Бадеев.

Заготовка подвески из янтаря. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Заготовка подвески из янтаря. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Также ученые пока не могут точно сказать, откуда мастера Болгара получали янтарь-сырец. Предполагается, что янтарь в мастерскую привозили из двух центров добычи: Прибалтики или Приднепровья. Чтобы точно установить, откуда в мастерскую доставляли янтарь, исследователи планируют изучить химический состав найденных образцов методом рентгенофлуоресцентной спектрометрии (XRF). Анализ микропримесей позволит выявить место происхождения сырья: известно, что низкое содержание серы соответствует балтийскому янтарю.

Находки 2018 года стали еще одним фрагментом мозаики, из которых складывается единая картины Болгара в период его расцвета. Как показывают результаты многолетних раскопок, на стыке XIII — XIV веков население Болгара состояло из разных этнических групп, при этом проживать они могли в одном районе. 

«Мы привыкли считать, что для таких городов существовали кварталы, где проживали компактно те или иные группы населения, разделяясь по религиозному признаку: например, в одном квартале — мусульмане, в другом — христиане, в третьем — еще кто-то. Раскопки в Болгаре оставляют впечатление, что в этом периоде времени такого разделения не было, и население жило смешанно, „чересполосно“. Лишь позже произошло такое разделение, и христианское население было переселено на окраины города», — утверждает Денис Бадеев.  

Такой вывод ученые сделали, изучив расположение усадеб и определив их «хозяев». Получилось, что на исследуемом участке соседями русских ремесленников были выходцы из Закавказья: на это, в частности, указывал тип отопительного сооружения — тандыр. Как отмечают исследователи, устройство дома не передается от одного населения другому — оно жестко закреплено в рамках традиции и передается только носителям этой культуры. Другими соседями могли быть выходцы из Нижнего Поволжья: судя по обнаруженным предметам, они занимались изготовлением бус и перстней из стекла. Химический состав стеклянных изделий из Болгара близок к стеклянным изделиям, которые производили в городских центрах Нижней Волги.

Место расположения раскопа 2018 г.ода на аэрофотоснимке: А – городской базар середины XIV века; Б, В – участки раскопа; Г – Соборная мечеть второй половины XIII–XV веков.  Фото: пресс-служба ИА РАН.
Место расположения раскопа 2018 г.ода на аэрофотоснимке: А – городской базар середины XIV века; Б, В – участки раскопа; Г – Соборная мечеть второй половины XIII–XV веков. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Исследования 2018 года также позволили сделать вывод о том, как менялась городская застройка в течение пяти столетий. Самый ранний слой на раскопе относится к X-XI векам, времени образования города. В это время здесь занимались черновой обработкой железа: во время раскопок в домонгольском слое археологи нашли производственный комплекс, который состоял из предгорновой ямы, горна и площадки для обработки железной руды. Скорее всего, руду (бурый железняк) добывали поблизости, в заболоченной пойме рек Меленки и Волги. Позже, в золотоордынский период, когда город расширился, это место из пригорода стало центром и, как это обычно бывает, «грязное» производство сместилось на окраину, его место заняли мастерские, в которых производили украшения и предметы роскоши, а в середине XIV века появилось здание городского базара.

По материалам пресс-службы ИА РАН.

Open post

Российская археология-2018: главные находки и открытия

1. Клад в черепе мамонта

На палеолитической стоянке в Зарайске («Зарайск Е», Московская область) обнаружили клад, который находился внутри черепа самки мамонта возрастом 16—25 лет. Из черепа были вынуты бивни, а в одну из образовавшихся полостей (альвеолу) положены каменные орудия: крупные пластины, резец, нож со следами использования и камень, побывавший в очаге. Возраст клада — около 19 тысяч лет.

Несомненно, предметы из клада представляли для древнего жителя Зарайска особую ценность. Но зачем их прятать? Самое простое объяснение — орудия сложили, чтобы использовать потом, но по какой-то причине забыли о них. Нельзя исключить того, что клад имел культовое значение.

Руководитель экспедиции Института археологии РАН кандидат исторических наук Сергей Лев говорит, что в подмосковном городе уже находили что-то похожее. Так, в 2004 году на стоянке «Зарайск А» археологи открыли заклад из крупных камней, нуклеуса и куска охры, помещённый между бивнями. Кроме того, на соседней стоянке были обнаружены небольшие ямки, в которые, явно намеренно, уложили в определённом порядке орудия и пластины.

2. Шлем-«Гермиона», арфа и кифара

На Таманском полуострове, в его юго-западной части, находится крупный некрополь «Волна-1»; с 2016 года археологи исследовали там более 600 погребений. Кладбище принадлежало греческому городу, основанному, как считают авторы раскопок, в VI веке до н. э., то есть в то время, когда греки начали осваивать побережье Керченского пролива.

В мае 2018 года археологи обнаружили довольно редкую находку — греческий шлем, который относится к коринфскому типу, группе «Гермиона», и датируется первой третью V века до н. э. Своё название группа получила по аналогии с древнегреческим городом (а не по имени подруги Гарри Поттера, как кто-то мог подумать). Точно такие же шлемы изображены на известных античных скульп-турах — Афины Паллады и Перикла.

«Гермиона» из «Волны-1» — вторая такая находка в России.

«Единственный подобный шлем на территории бывшей Российской империи нашли в середине XIX века в Киевской губернии в кургане у села Ромейковка. В греческих городах Северного Причерноморья подобные шлемы ранее не встречались», — рассказал начальник экспедиции Института археологии кандидат исторических наук Роман Мимоход.

По мнению археологов, шлем принадлежал воину, который погиб где-то на Таманском полуострове (восточная часть греческого Боспорского царства). Похоронили его в склепе из сырцового кирпича.

В другом погребении — грунтовом семейном склепе IV века до н. э. — нашли костяные накладки, бронзовые скобы и колки. Всё это — части арфы-тригона, треугольного музыкального инструмента. Эта находка — редкость не только для России, но и для всей Ойкумены (греческого мира). Тригон из некрополя «Волна-1» — один из трёх сохранившихся подобных музыкальных инструментов. При этом первая и самая полная находка из Афин датируется V веком до н. э., а от второй сохранились только колки (они найдены в Таренте и относятся к III—II векам до н. э.).

Несмотря на то что основа из кожи и дерева до нас не дошла, по числу сохранившихся колков ясно: у арфы было 30 струн. То, как лежали части инструмента, говорит о серьёзном повреждении. Вероятно, её сломали специально и аккуратно положили в могилу. (Обычай, когда вещи усопшего нарочно повреждали, — довольно распространённая в древности практика.)

В ещё одном погребении, которое принадлежало воину, умершему в 480-х годах до н. э., нашли костяной струнодержатель, железный порожек для поднятия струн над декой и небольшую резную пластинку из кости (украшение или медиатор-плектр). Они были частями лиры или кифары. Однако лира, как правило, имела резонатор из панциря черепахи, а его в погребении не оказалось, так что, скорее всего, это была кифара. Судя по числу и положению прорезей-желобков, найденный инструмент — классический, семиструнный.

3. Боги Мирмекийские

На городище Мирмекий (небольшой боспорский город в границах современной Керчи) в прошедшем году нашли фрагменты сразу трёх мраморных статуй.

Одна из находок — мраморный торс высотой 24 см. Он был частью композитной (то есть составной) статуи: в нижней части фрагмента есть отверстия для штырей, с их помощью он крепился к основанию. Эта сидящая скульптура изображает какого-то бога, но какого — неясно. Возможно, это был Зевс.

На ещё одном небольшом фрагменте мрамора сохранилось лицо юноши или девушки. Вероятно, лицо было частью большой двухфигурной композиции, которая могла украшать надгробие. Датируется рельеф V веком до н. э.

Третья и самая заметная мраморная находка сезона — статуя высотой 1,15 м, которая изображает одетого, вероятно в хитон, мужчину с открытым торсом. Судя по положению тела и слегка согнутой в колене ноге, левой рукой он на что-то опирался. К сожалению, опора, а также голова, руки и ступни статуи были отбиты ещё в древности. Отверстия для штырей в руке и шее говорят о том, что эта статуя тоже была композитной. Скульптура хорошо обработана со всех сторон, а значит, она предназначалась для кругового осмотра.

Статуя изготовлена в I—II веках н. э. Как считает руководитель экспедиции Эрмитажа Александр Бутягин, больше всего она напоминает Эскулапа, бога медицины. Скульптура могла украшать местное святилище (его пока не нашли, но есть косвенные данные о его существовании).

4. Золото поздних скифов

Археологам, работавшим на строительстве трассы «Таврида», крупно повезло: в юго-западном Крыму они наткнулись на неграбленый могильник поздних скифов. Эти варвары — один из самых загадочных народов в истории полуострова.

Долгое время считалось, что они были потомками «классических» скифов, знаменитых своими курганами. Но в Крыму, постоянно контактируя (торгуя и воюя) с греческими Боспором и Херсонесом, смешиваясь с местными варварами, бывшие кочевники (вроде бы) настолько изменились, что некоторые современные исследователи стали сомневаться в преемственности между скифами-кочевниками и поздними скифами.

Могильник, получивший название «Фронтовое 3», датируется II—V веками. Археологи исследовали его полностью — открыли более 100 погребений. Весьма внушительна и коллекция находок — более 1300 единиц: оружие, конская узда, застёжки-фибулы, бусы, браслеты, серьги, кольца, пряслица, краснолаковая посуда, стеклянные сосуды, ножи и прочее. Все эти находки ценны, прежде всего, как образцы античного прикладного искусства, однако…

«История поздних скифов интересна не только сама по себе, но и тем, что она показывает, как античная культура влияла на варваров и как они влияли на неё, как волны миграций накатывались одна за другой, перемешивая и причудливо переплетая местные народы. Не все детали этих процессов ещё ясны, и пролить на них свет могут только масштабные и тщательные раскопки. Именно поэтому так важно изучение могильника «Фронтовое 3», — считает руководитель Крымской новостроечной экспедиции Института археологии РАН доктор исторических наук Сергей Внуков.

5. Привет от викингов и… Аллаха

Кажется, что сотрудники объединённой экспедиции Московского университета, Исторического музея и заповедника «Гнёздово» как-то договорились с леди Удачей. В 2017 году они после 30-летнего перерыва нашли скандинавский меч (см. «Наука и жизнь» № 2, 2018 год). В прошлом году археологи объявили о находке сразу двух таких мечей.

Как рассказал начальник отряда кандидат исторических наук Василий Новиков, один из мечей был найден в культовом комплексе, который представлял собой округлую площадку, окружённую рвом. Внутри площадки оказался ещё один ровик, разомкнутый с южной стороны. При образовавшемся «входе» и был воткнут меч. Кроме того, здесь же была вырыта яма, в которой совершили погребение по обряду кремации. Аналогичные комплексы на территории Древней Руси неизвестны.

Другой меч нашли в кургане с парным погребением первой половины Х века. Усопших сожгли, на месте кострища вырыли яму, в которую и воткнули меч, а кроме того, копьё. Курган оказался довольно богатым. По словам начальника отряда кандидата исторических наук Сергея Каинова, нашли две железные гривны с молоточками Тора, серебряный перстень, несколько арабских дирхемов (серебряные монеты) и золотой византийский солид (монета императора Феофила), два золотых слитка, а также три сердоликовые вставки в перстне. На каждой из вставок есть надпись на арабском языке. Сразу были прочитаны две: «Воля Аллаха» и «Победа принадлежит Аллаху». В Гнёздово это первая находка арабских надписей. Золотые слитки в погребениях на территории Древней Руси не находили ни разу.

Обзор подготовили Егор Антонов (Институт археологии РАН) и Юлли Улётова.

При подготовке обзора использованы материалы пресс-службы и сайта Института археологии РАН (archaeolog.ru), «Дневника занятого археолога» (gnezdovo.blogspot.com), а также комментарии Александра Бутягина и Николая Сударева. Иллюстрации предоставили Александр Бутягин, Роман Мимоход и Николай Сударев.

Первая публикация: «Наука и жизнь», №2, 2019.

Open post

В Новгороде нашли византийские пломбы XII века

Большую коллекцию древнерусских и византийских печатей и торговых пломб обнаружили специалисты Института археологии РАН во время раскопок в рамках историко-культурной экспертизы перед строительством  частного дома в Новгороде. Раскопки велись в той части района, где ранее никогда не проводились археологические исследования.

«На раскопе найдена 21 печать и 6 заготовок – это очень много для такого небольшого раскопа. Важно, что нашли заготовки, потому что их находят только там, где ставят печати. Следовательно, в этом месте жили люди, которые имели право удостоверять какие-то распоряжения высшей власти – церковной или светской», – говорит Петр Гайдуков, заместитель директора ИА РАН.

Работы на Знаменском раскопе. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Работы на Знаменском раскопе. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Летом 2018 года ученые Института археологии РАН начали раскопки на участке на улице Знаменская — это та часть Торговой стороны, где раньше никогда не проводились археологические исследования. В небольшом по размеру раскопе (около 140 квадратных метров) археологи нашли участок Павловой улицы древнего Новгорода, остатки четырех средневековых усадеб XI-XIV веков и обнаружили большое количество других артефактов. В течение полугода ученые исследовали находки. Результаты полевых исследований, в том числе находок, представлены на XXXIII конференции «Новгород и Новгородская земля. История и археология».

Раскопки на Знаменской улице проводились перед строительством частного дома, на месте уже снесенного деревянного здания послевоенного времени. Археологи заложили шурфы, и под фундаментом дома был обнаружен культурный слой глубиной 5 метров, нижняя часть которого относится к первой четверти XI века, а верхняя – к концу XV – началу XVI века. Во время раскопок археологи обнаружили большое количество печатей: всего 21 древнерусская печать и 6 заготовок. Из них 8 печатей относится к домонгольскому времени: и датируются периодом между XI и началом XIII века. Большинство этих печатей – княжеские, что говорит о том, что в этом месте жили либо люди князя, либо те, кто получили от князя документ, удостоверяющий земельное пожалование – деревушку или, например место в лесу, где они могли заниматься бортничеством.

Заготовки печатей. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Заготовки печатей. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Также найдено 11 печатей, относящихся к периоду со второй трети XIII по XV век. Это печати новгородских князей и князей служилых (князей, которых приглашали на службу в качестве военачальников), а также церковные печати, принадлежащие новгородским архиепископам.  Раскоп дал серию печатей разных ветвей власти, и светской, и церковной. Найдены именные печати: две печати новгородского архиепископа Далмата XIII века и печать посадника Федора. На печати нет отчества, но историкам известно, что в XIV веке в Новгороде были три разных посадника Федора. Также найдены печати без подписи — на них изображены Богоматерь и крест. Такими печатями имели право заверять церковные документы наместники. Обнаружен ряд печатей, которые связны с управлением Новгородом: в частности, была найдена одна из государственных печатей новгородского Совета господ — органа управления Новгородской республики, в который входили архиепископ, посадник, тысяцкий, представители бояр и высшего духовенства. На одной стороне печати выбита надпись «Новгородская печать», а с другой изображен Иисус Христос на троне — такие печати использовались в Новгороде в XIV-XV веках.

Большая часть средневековых грамот не сохранилась в земле, и от них остались лишь печати. Это маленькие кружочки с оттиском, обычно из свинца. Сначала из свинца в каменной форме отливали заготовку, в которую вставляли металлический стержень. Затем из заготовки вынимали стержень, и получался свинцовый кружок со сквозным каналом.

Печати XIII-XV веков. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Печати XIII-XV веков. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Документ писали на пергамене, на краю листа особым образом делали отверстия  и привязывали шнур. Шнур продевался в канал на заготовке, и специальными инструментами свинцовую заготовку сплющивали. Таким образом, канал зажимался, и печать уже нельзя было снять со шнурка – только отрезать. На щипках, которыми зажималась заготовка, было изображение или надпись, оттиск которого оказывался на мягком свинце. Как правило, это могло быть имя того человека, от имени которого был написан документ. 

Также в раскопе были найдены две византийские печати, датируемые первой половиной XII века. За почти столетнюю историю раскопок в Новгороде найдено около 50 византийских печатей. Как предполагают ученые, они скрепляли не документы, а были пломбами на привозных товарах или отправляемых в Византию товарах и, таким образом, являются свидетелями торговых связей между Новгородом и Византией.

 Печати  XII века. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Византийские печати. Фото: пресс-служба ИА РАН.

«До последних лет раскопок мы думали, что эти византийские печати тоже преимущественно связаны с какими-то официальными документами. Но два года назад за пределами средневекового Новгорода была раскопана усадьба конца XI — начала XII века, где была собрана сфрагистическая коллекция, включающая около 50 образцов. Большинство из них представляли торговые пломбы, или так называемые «маленькие печати», которыми опечатывали товар. Среди этих пломб было 15 византийских печатей, которые сами по себе очень маленькие. Именно тогда появилась мысль, что этими печатями скреплялись не только официальные документы, но и опечатывались товары. И две печати Знаменского раскопа, скорее всего, тоже связаны не с политической, а экономической деятельностью», — говорит Петр Гайдуков.

Сейчас ученые не могут точно сказать, кто жил на том месте в средние века. Но уже очевидно, что здесь жило много мужчин и очень мало женщин и детей. На раскопе найдено мало женских украшений, в том числе стеклянных женских браслетов, которых, как правило, находят на новгородских раскопах в большом количестве: так как браслеты легко ломались, их часто выкидывали. 

Также определить, кто жил в этом месте, можно по обувным подошвам, найденным в раскопе. Их размеры указывают на пол и возраст хозяев обуви: обычно маленькая подошва была от детской обуви, средняя — от женской, и большая, как правило, от мужской. В Знаменском раскопе археологи обнаружили преимущественно подошвы от мужской обуви. Как полагают исследователи, это говорит о том, что здесь жил какой-то мужской коллектив, возможно княжеская дружина, потому что усадьба, судя по находкам, не была ни купеческой, ни боярской.

Весовые гирьки. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Весовые гирьки. Фото: пресс-служба ИА РАН.

«На одной из печатей есть надпись „Федова печать, княже ста“. Фед — это имя, достаточно известное по средневековым текстам, а „княже ста“ может расшифровываться как „княжеская сотня“. Мы знаем, что в Новгороде часть территории была поделена на сотни, и по документам известна, что среди них были две княжеских сотни. Возможно, здесь как раз было место расположения одной из дружин», — отмечает Петр Гайдуков.

По материалам пресс-службы ИА РАН.

Open post
Золотые обручальные кольца из раскопок в Сарове. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Саров: вся история закрытого города в одном раскопе

Экспедиция Института археологии РАН в ходе исследований на месте Саровского городища и разрушенного храма Живоносного источника на территории Саровского монастыря получила обширный археологический материал, который позволит уточнить данные об истории Сарова, а также обнаружила и идентифицировала захоронение героя Отечественной войны 1812 года, генерала от инфантерии Бориса Владимировича Полуектова.

Современный Саров относится к закрытым административным образованиям из-за статуса градообразующего предприятия — Российского федерального ядерного центра (РФЯЦ-ВНИИЭФ). Это обстоятельство накладывает определенные ограничения на проведение исследовательских археологических работ, связанные с получением разрешения на пребывание на территории закрытого города. Поэтому раскопки на этой территории особенно важны, так как  проводятся крайне редко.

Общий вид раскопа на уровне завершения работ. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Общий вид раскопа на уровне завершения работ. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Летом 2018 года Волжская экспедиция Института археологии РАН проводила в Сарове спасательные раскопки, предшествующие восстановлению храма Живоносного источника на территории Саровского монастыря, а также исследовала средневековое мордовское городище, в границах которого находится современный монастырь. Детальное изучение находок, собранных в ходе раскопок, позволит ученым лучше узнать историю Сарова от момента возникновения мордовского поселения на месте современного города до событий ХХ века.

Саровское городище, открытое в 1993 году, известно как крупнейшее средневековое укрепленное поселение мордвы XII — XIII веков. Оно располагается на мысу, образованном при впадении реки Саровки в реку Сатис и на прилегающей к нему террасе. Городище находится на довольно большой площади — около 44 гектаров. 

Вид на Саровский монастырь с правого берега реки Сатис. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Вид на Саровский монастырь с правого берега реки Сатис. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Судя по данным, полученным в ходе предыдущих раскопок, это было процветающее поселение, окруженное пятью линиями  оборонительных сооружений. Здесь производили керамику, занимались ткачеством, изготавливали предметы из железа и цветных металлов. Также здесь были найдены предметы, происходящие из Волжской Булгарии и древнерусских княжеств, что свидетельствуют о существовании устойчивых торговых связях между поселением и соседними регионами.

Находки на Саровском городище: 1, 2 – бусы и подвески из полудрагоценных камней; 3, 4 – сюльгамы; 5, 8 – кольцевидные застежки; 6, 7 – костяные амулеты; 9 – фрагмент орнаментированной костяной проколки. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Находки на Саровском городище: 1, 2 – бусы и подвески из полудрагоценных камней; 3, 4 – сюльгамы; 5, 8 – кольцевидные застежки; 6, 7 – костяные амулеты; 9 – фрагмент орнаментированной костяной проколки. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Экспедиция 2018 года собрала богатый материал, который позволит дать более полное представление о том, какой была материальная культура мордовского городища. Были найдены навесные замки и железные ключи, глиняные и каменные пряслица, ножи, пинцет, сюльгамы (пряжки), кольцевые застёжки, бубенчики, крупные литые браслеты, амулеты, фрагменты керамики и металлических котлов. Почти пятую часть находок составляют бусы из полудрагоценных камней — хрусталя и сердолика. По одной из существующих версий, Саровское поселение было «столицей» одного из территориальных образований объединенных мордовских племен, известного по летописям как Пургасова волость. Находки 2018 года подтверждают предположение, что Саровское поселение могло обладать особым социальным и административным статусом в регионе — здесь были найдены наконечники копий, гарда от сабли, многочисленные накладки и детали поясной гарнитуры.

Фрагменты расписных мордовских сосудов. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Фрагменты расписных мордовских сосудов. Фото: пресс-служба ИА РАН.

После гибели поселения его территория на несколько веков была заброшена, и только в конце XVI – начале XVII века здесь была основана Саровская пустынь, получившая впоследствии широкую известность как важный духовный центр России, связанный с именем преподобного Серафима Саровского. После революции 1917 года монастырь был закрыт, а на его базе были последовательно созданы детская трудовая коммуна и исправительная трудовая колония. Возрождение Саровской пустыни началось в 90-х годах.

Находки на Саровском городище: 1 – костяное навершие плети; 2, 3 – орнаментированные глиняные пряслица. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Находки на Саровском городище: 1 – костяное навершие плети; 2, 3 – орнаментированные глиняные пряслица. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Данные предыдущих раскопок свидетельствуют о том, что поселение было разгромлено в результате нападения и прекратило существование в первой половине XIII века. Во время раскопок 2018 года археологи получили данные, свидетельствующие о штурме городища: следы пожара, остатки трех сгоревших домов, в одном из которых были обнаружены частично обожженные останки человека, расположенные не в анатомическом порядке.

Сейчас на месте Саровского Свято-Успенского монастыря ведутся восстановительные работы, результатом которых станет полное воссоздание исторического облика Саровской пустыни. Целью экспедиции 2018 года было проведение спасательных раскопок на месте воссоздания церкви Живоносного источника — одного из двух основных монастырских храмов.

Храм был построен в середине XVIII века на месте деревянной церкви иконы Пресвятой Богородицы «Живоносный источник». Каменный храм был зимней церковью обители, на время зимних богослужений сюда помещали мощи Серафима Саровского. В 20-х годах богослужения прекратились, в храме располагались различные организации, а в 1954 году храм был взорван. Одной из основных задач работ экспедиции 2018 года стала расчистка и изучение фундаментов кирпичного храма.  

«Здесь планируется восстановить весь ансамбль Саровской пустыни, которая сильно пострадала в советское время. Один из объектов восстановления — церковь Живоносного источника. Она будет построена полностью в ее исторических размерах, в полном соответствии с исторической действительностью. Так как площадка работ имеет сложную археологическую историю и на ней представлены культурные напластования и объекты различных периодов, перед нами стояло несколько задач, одной из которых было получение новых материалов по истории и архитектуре церкви Живоносного источника», — пояснил сотрудник Волжской экспедиции Института археологии РАН Сергей Милованов.

Устройство для отвода воды из фонтана за пределы храма. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Устройство для отвода воды из фонтана за пределы храма. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Археологи полностью расчистили фундаменты, благодаря чему удалось выделить основные этапы строительства храма. Оказалось, что церковь на протяжении XIX века дважды достраивалась: в начале XIX века к западному крыльцу храма был пристроен притвор, а в середине XIX века объем церкви был еще раз увеличен, и окончательные размеры храма составили 20,6 метров на 47,6 метров. В северо-западной части притвора был устроен фонтан, символизировавший собой Живоносный источник. В ходе работ была обнаружена и расчищена  конструкция из красного кирпича, предназначенная для отвода воды из фонтана.

Схема этапов строительства храма Живоносного источника. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Схема этапов строительства храма Живоносного источника. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Среди находок этого времени выделяются два артефакта, представляющих особый интерес. Первая находка связана с одним из наиболее знаковых событий в истории Саровской обители — канонизацией преподобного Серафима Саровского в 1903 году. В память об этом событии, в котором принимала участие императорская семья, была изготовлена памятная доска из мрамора с надписью, высеченной золотыми буквами. Вторая находка представляет собой обломки камня для изготовления литографий, по которым удалось определить изображение и дату изготовления: это один из наиболее распространённых сюжетов в иконографии Серафима Саровского «Моление на камне». Как полагают ученые, камень был изготовлен в 1874 году в Санкт-Петербургской или Московской мастерской: об этом свидетельствуют тонкость изображения и проработанность деталей.

1 – памятная мраморная доска; 2 – камень для изготовления литографий. Фото: пресс-служба ИА РАН.
1 – памятная мраморная доска; 2 – камень для изготовления литографий. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Также были найдены следы, относящиеся к последнему периоду существования здания храма в середине ХХ века: перед взрывом в цокольном этаже располагалась столовая, названная местными жителями «Верёвочка» из-за формы гипсовой лепнины, которой украсили внутреннее помещение.

Детали гипсовой лепнины, украшавшей помещение в столовой в 40-годах ХХ века. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Детали гипсовой лепнины, украшавшей помещение в столовой в 40-годах ХХ века. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Но самая интересная и значимая находка была обнаружена на некрополе, примыкающем к храму. Среди 21 захоронения некрополя, в котором хоронили монашествующих и благодетелей обители, было обнаружено парное захоронение мужчины и женщины. В мужском захоронении сохранились фрагменты военного мундира с эполетами, у каждого погребенного на правой руке были найдены по золотому обручальному кольцу с выгравированными надписями на внутренней стороне — «Л. Ф. К. Г. Б. В. П. ноября 4 дня 1817.» в мужском захоронении и «Б. В. П. Л. Ф. К. Г. ноября 4 дня 1817» — в женском.

Золотые обручальные кольца. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Золотые обручальные кольца. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Эти находки, а также анализ архивных документов позволили точно идентифицировать погребенных: в склепе были похоронены генерал от инфантерии Борис Владимирович Полуектов (1.07.1779 – 6.10.1843) и его супруга, княжна Любовь Федоровна Гагарина (1793 – 21.04.1862).

«Из архивных материалов, предоставленной саровским историком Валентином Степашкиным, мы узнали, что около алтаря храма был похоронен генерал с супругой. И когда в одном из кирпичных склепов мы нашли парное захоронение, кольца с аббревиатурой и остатки генеральского мундира, мы смогли с уверенностью сказать, оно принадлежит генералу от инфантерии Борису Владимировичу Полуектову и его супруге, княжне Любови Федоровне Гагариной», – сказал Сергей Милованов.

Захоронения Бориса Владимировича Полуектова (1.07.1779 – 6.10.1843) и княжны Любови Федоровны Гагариной (1793 – 21 апреля 1862); 2 – фрагмент военного мундира Б.В. Полуектова. Фото: пресс-служба ИА РАН.
Захоронения Бориса Владимировича Полуектова (1.07.1779 – 6.10.1843) и княжны Любови Федоровны Гагариной (1793 – 21 апреля 1862); 2 – фрагмент военного мундира Б.В. Полуектова. Фото: пресс-служба ИА РАН.

Борис Владимирович — известный военный деятель 1-й половины XIX века. Он прошел почти через все знаковые сражения этого времени: принимал участие в битве под Аустерлицем и Бородинской битве, участвовал в заграничном походе и дошел с своим полком до Парижа. Портрет Полуэктова находится в Военной галерее Зимнего дворца в Санкт-Петербурге среди трехсот тридцати двух портретов военачальников русской армии — участников кампаний 1812-1814 годов. Борис Владимирович скончался 6 октября 1843 года в Варшаве и был привезен для захоронения в Саровскую пустынь как благотворитель.

Портрет Б.В. Полуектова из Военной галереи Зимнего дворца. Художник Дж. Доу. 1822-1825 гг.
Портрет Б.В. Полуектова из Военной галереи Зимнего дворца. Художник Дж. Доу. 1822-1825 гг.

Сейчас ученые продолжают исследование и других останков некрополя.

«Исследование будет вестись в тесном сотрудничестве с антропологами и историками, чтобы идентифицировать остальных по возможности другие захоронения. После антропологического изучения все останки будут перезахоронены на территории Саровского монастыря», — отметил Сергей Милованов.

По материалам пресс-службы ИА РАН.

Posts navigation

1 2 3 28 29 30 31 32
Scroll to top